lovestix
Меню сайта

Друзья



Статистика




Яндекс.Метрика
Главная

Мой профильРегистрация

Вход
Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость | RSS


КОГДА ВЛАСТЬ ЛЮБВИ ПРЕВЗОЙДЕТ ЛЮБОВЬ К ВЛАСТИ, НАСТУПИТ МИР НА ЗЕМЛЕ!!!

Пятница, 02.12.2022, 12:40

Стихи и песни Высоцкого В. С.


       ----------------------

           Подготовка.
           ----------

 Я кричал: "Вы что там, обалдели?
 Уронили шахматный престиж.
 А мне сказали в нашем спортотделе:
 "Вот прекрасно, ты и защитишь.
 Но учти, что Фишер очень ярок,
 Он даже спит с доскою, сила в нем,
 Он играет чисто, без помарок".
 - Ничего я тоже не подарок,
 У меня в запасе ход конем.

               Ох, вы мускулы стальные,
               Пальцы цепкие мои,
               Эх, резные, расписные,
               Деревянные ладьи.

 Друг мой, футболист, учил:"Не бойся,
 Он к таким партнерам не привык,
 За тылы и центр не беспокойся,
 А играй по краю, напрямик".
 Я налег на бег, на стометровки,
 В бане вес согнал, отлично сплю,
 Были по хоккею тренировки..
 Словом, после этой подготовки
 Я его без мата задавлю.

               Ох, вы сильные ладони,
               Мышцы крепкие спины,
               Ох, вы кони мои, кони,
               Эх, вы милые слоны.

 "Не спеши, и, главное, не горбись, -
 Так боксер беседовал со мной, -
 В ближний бой не лезь, работай в корпус,
 Помни, что коронный твой - прямой".
 Честь короны шахматной на карте,
 Он от пораженья не уйдет.
 Мы сыграли с Талем десять партий
 В преферанс, в очко и на биллиарде.
 Таль сказал: "Такой не подведет".

               Ох, рельеф мускулатуры,
               Мышцы сильные спины
               Эх, вы легкие фигуры,
               Ох, вы кони да слоны.

 И в буфете, для  других закрытом,
 Повар успокоил: "Не робей,
 Ты с таким прекрасным аппетитом
 Враз проглотишь всех его коней.
 Ты присядешь перед дорогой дальней
 И бери с питанием рюкзак.
 На двоих готовь пирог пасхальный:
 Этот Шифер, хоть и гениальный,
 А попить-покушать - не дурак.

               Ох, мы крепкие орешки,
               Мы корону привезем,
               Спать ложимся - вроде пешки,
               Но просыпаемся ферзем.

 Не скажу, чтоб было без задорин.
 Были анонимки и звонки.
 Я всем этим только раззадорен,
 Только зачесались кулаки.
 Напугали даже спозаранку:
 Шифер мог бы левою ногой
 С шахматной машиной Капабланку.
 Сам он вроде заводного танка,
 Ничего, я тоже заводной.

               Будет тихо все и глухо,
               А на всякий там цейтнот
               Существует сила духа
               И красивый апперкот.


           Игра.
           ----

 Только прилетели, сразу сели,
 Фишки все заранее стоят,
 Фоторепортеры налетели,
 И слепят, и с толку сбить хотят.
 Но меня и дома кто положит?
 Репортерам с ног меня не сбить.
 Мне же неумение поможет,
 Этот Шифер ни за что не сможет
 Угадать, чем буду я ходить.

 Выпало ходить ему, задире,
 Говорят, он белыми мастак,
 Сделал ход с Е2 на Е4,
 Что-то мне знакомое... Так-так.
 Ход за мной, что делать надо, сева?
 Наугад, как ночью по тайге,
 Помню, всех главнее королева,
 Ходит взад-вперед и вправо-влево,
 Ну а кони, вроде, только буквой "Г".

 Эх, спасибо заводскому другу,
 Научил как ходят, как сдают...
 Выяснилось позже, я с испугу
 Разыграл классический дебют.
 Все гляжу, чтоб не было промашки,
 Вспоминаю повара в тоске...
 Эх, сменить бы пешки на рюмашки,
 Живо б прояснилось на доске.

 Вижу, он нацеливает вилку,
 Хочет съесть. И я бы съел ферзя.
 Эх, под такую закусь бы бутылку.
 Но во время матча пить нельзя.
 Я голодный. Посудите сами:
 Здесь у них лишь кофе да омлет.
 Клетки, как круги перед глазами,
 Королей я путаю с тузами
 И с дебютом путаю дуплет.

 Есть примета, вот я и рискую.
 В первый раз должно мне повезти.
 Да я его замучу, зашахую,
 Мне бы только дамку провести.
 Не мычу не телюсь, весь, как вата.
 Надо что-то бить, уже пора.
 Чем же бить? Ладьею - страшновато,
 Справа в челюсть - вроде рановато,
 Неудобно, все же первая игра.

 А он мою защиту разрушает
 Старую индийскую в момент,
 Это смутно мне напоминает
 Индо-пакистанский инцидент.
 Только зря он шутит с нашим братом,
 У меня есть мера, даже две.
 Если он меня прикончит матом,
 Так я его через бедро с захватом
 Или ход конем по голове.

 Я еще чуток добавил прыти,
 Все не так уж сумрачно вблизи.
 В мире шахмат пешка может выйти,
 Если тренируется, в ферзи.
 Шифер стал на хитрости пускаться:
 Встанет, пробежится и назад,
 Предложил турами поменяться...
 Ну, еще б ему меня не опасаться:
 Я же лежа жму сто пятьдесят.

 Я его фигурку смерил оком,
 И когда он объявил мне шах,
 Обнажил я бицепс ненароком,
 Даже снял для верности пиджак.
 И мгновенно в зале стало тише,
 Он заметил, как я привстаю.
 Видно ему стало не до фишек,
 И хваленый, пресловутый Фишер
 Сразу согласился на ничью.


      Только "не", только "ни"
      ------------------------

 Истома ящерицей ползает в костях,
 И сердце с трезвой головой не на ножах,
 И не захватывает дух на скоростях,
 Не холодеет кровь на виражах.

 И не прихватывает горло от любви,
 И нервы больше не в натяжку, хочешь - рви,
 Повисли нервы, как веревки от белья,
 И не волнует, кто кого - он или я.

          Я на коне, толкни - и я с коня,
          Только "не", только "ни" у меня.

 Не пью воды, чтоб стыли зубы, питьевой,
 И ни событий, ни людей не тороплю,
 Мой лук валяется со сгнившей тетивой,
 Все стрелы сломаны, я ими печь топлю.

 Не напрягаюсь, не стремлюсь, а как то так,
 Не вдохновляет даже самый факт атак,
 Я весь прозрачный, как раскрытое окно,
 Я неприметный, как льняное полотно.

           Я на коне, толкни - и я с коня,
           Только "не", только "ни" у меня.

 Не ноют раны, да и шрамы не болят,
 На них наложены стерильные бинты,
 И не волнуют, не свербят, не теребят,
 Ни мысли, ни вопросы, ни мечты.

 Устал бороться с притяжением земли,
 Лежу - так больше расстоянье до петли,
 И сердце дергается, словно не во мне,
 Пора туда, где только "ни" и только "не".
 Пора туда, где только "ни" и только "не".


         Про Сережу Фомина.
         -----------------

 Я рос, как вся дворовая шпана,
 Мы пили водку, пели песни ночью,
 И не любили мы Сережку Фомина
 За то, что он всегда сосредоточен.

 Сидим раз у Сережки Фомина, -
 Мы у него справляли наши встречи.
 И вот о том, что началась война,
 Сказал нам молотов в своей известной речи.

 В военкомате мне сказали: "Старина,
 Тебе броню дает родной завод "Компрессор"
 Я отказался, а Сережку Фомина
 Спасал от армии отец его профессор.

 Кровь лью я за тебя, моя страна,
 И все же мое сердце негодует:
 Кровь лью я за Сережку Фомина,
 А он сидит и в ус себе не дует.

 Ну, наконец , закончилась война,
 С плеч сбросили мы словно тонны груза.
 Встречаю я Сережку Фомина,
 А он - Герой Советского Союза.


      Письмо рабочих тамбовского завода
          китайским руководителям
          -----------------------

 В Пекине очень мрачная погода.
 У нас в Тамбове на заводе перекур.
 Мы пишем вам с тамбовского завода,
 Любители опасных авантюр.

          Тем, что вы договор не подписали,
          Вы причинили всем народам боль
          И, извращая факты, доказали,
          Что вам дороже генерал деголь.

 Нам каждый день насущный мил и дорог,
 Но если даже вспомнить старину,
 То это ж вы изобретали порох
 И строили Китайскую стену.

          Мы понимаем, вас совсем немало,
          Чтоб триста миллионов погубить.
          Но мы уверены, что сам товарищ Мао,
          Ей-богу, очень-очень хочет жить.

 Когда вы рис водою запивали,
 Мы проявляли интернационализм.
 Небось, когда вы русский хлеб жевали,
 Не говорили про оппортунизм.

          Боитесь вы, что реваншисты в Бонне,
          Что Вашингтон грозится перегнать.
          Но сам Хрущев сказал еще в ООН-е,
          Что мы покажем кузькину им мать.

 Вам не нужны ни бомбы ни снаряды,
 Не раздувайте вы войны пожар,
 Мы нанесем им, если будет надо,
 Ответный термоядерный удар.

          А если зуд - без дела не страдайте,
          У вас еще достаточно делов:
          Давите мух, рождаемость снижайте,
          Уничтожайте ваших воробьев.

 И не интересуйтесь нашим бытом,
 Мы сами знаем, где у нас чего,
 Так наш ЦК писал в письме открытом.
 Мы одобряем линию его.


        Мао Цзедун - большой шалун
        --------------------------

 Мао Цзедун - большой шалун:
 Он до сих пор не прочь кого-нибудь потискать.
 Заметив слабину меняет враз жену.
 И вот недавно докатился до артистки.

 Он маху дал, он похудел:
 У ней открылся темперамент слишком бурный.
 Не баба - зверь, она теперь
 Вершит делами революции культурной.

               Ану-ка встань, Цзинь Цзянь,
               Ану талмуд достань.
               Уже трепещут мужнины враги.
               Уже видать концы
               Жена Лю Шаоцы
               Сломала две свои собачие ноги.

               А кто не чтит цитат,
               Тот ренегат и гад,
               Тому на заднице наклеим дацзыбао.
               Кто с Мао вступит в спор,
               Тому дадут отпор
               Его супруга вместе с другом Линем Бяо.

 А кто не верит нам,
 Тот негодяй и хам.
 А кто не верит нам, тот прихвостень и плакса.
 Марксизм для нас - азы.
 Ведь Маркс не плыл в Янцзы,
 Китаец Мао раздолбал еврея Маркса.



Тот, который не стрелял.
         -----------------------

 Я вам мозги не пудрю - уже не тот завод.
 Меня стрелял поутру из ружей целый взвод.
 За что мне эта злая, нелепая стезя?
 Не то, чтобы не знаю - рассказывать нельзя.

               Мой командир меня почти что спас,
               Но кто-то на расстреле настоял,
               И взвод отлично выполнил приказ.
               Но был один, который не стрелял.

 Судьба моя лихая давно наперекос:
 Однажды языка я добыл, но не донес.
 И особист Суэтин, неутомимый наш,
 Еще тогда приметил и взял на карандаш.

               Он выволок на свет и приволок
               Подколотый, подшитый материал -
               Никто поделать ничего не смог...
               Нет, смог один, который не стрелял.

 Рука упала в пропасть с дурацким криком "Пли"
 И залп мне выдал пропуск в ту сторону земли.
 Но, слышу:- Жив зараза. Тащите в медсанбат.-
 Расстреливать два раза уставы не велят.

               А врач потом все цокал языком
               И, удивляясь, пули удалял.
               А я в бреду беседовал тайком
               С тем пареньком, который не стрелял.

 Я раны, как собака, лизал, а не лечил,
 В госпиталях однако в большом почете был.
 Ходил в меня влюбленный весь слабый женский пол:
 Эй ты, недостреленный, давай-ка на укол!

               Наш батальон геройствовал в Крыму,
               И я туда глюкозу посылал,
               Чтоб было слаще воевать ему,
               Кому? Тому, который не стрелял.

 Я пил чаек из блюдца, со спиртиком бывал,
 Мне не пришлось загнуться, и я довоевал.
 В свой полк определили. Воюй - сказал комбат,
 А что не дострелили, так я брат даже рад.

               Я тоже рад бы, да присев у пня,
               Я выл белугой и судьбину клял:
               Немецкий снайпер дострелил меня
               Убив того, который не стрелял.


      Песня про козла отпущения.
      -------------------------

 В заповеднике, вот в каком забыл,
 Жил да был козел, роги длинные,
 Хоть с волками жил - не по-волчьи выл,
 Блеял песенки, да все козлиные.

          И пощипывал он травку, и нагуливал бока,
          Не услышать от него худого слова.
          Толку было с него, правда, как с козла молока,
          Но вреда, однако, тоже никакого.

 Жил на выпасе, возле озерка,
 Не вторгаясь в чужие владения.
 Но заметили скромного козлика
 И избрали в козла отпущения.

          Например, медведь, баламут и плут,
          Обхамил кого-нибудь по-медвежьему,
          Враз козла найдут, приведут и бьют,
          По рогам ему, и промеж ему...

 Не противился он, серенький, насилию со злом,
 А сносил побои весело и гордо,
 Сам медведь сказал:"Ребята, я горжусь козлом,
 Героическая личность, козья морда!"

          Берегли козла, как наследника.
          Вышло даже в лесу запрещение
          С территории заповедника
          Отпускать козла отпущения.

 А козел себе все скакал козлом,
 Но пошаливать он стал втихимолочку,
 Он как-то бороду завязал узлом,
 Из кустов назвал волка сволочью.

          А когда очередное отпущенье получал,
          Все за то, что волки лишку откусили,
          Он, как будто бы случайно, по-медвежьи зарычал,
          Но внимания тогда не обратили...

 Пока хищники меж собой дрались,
 В заповеднике крепло мнение,
 Что дороже всех медведей и лис
 Дорогой козел отпущения.

          Услыхал козел, да и стал таков:
          Эй, вы, бурые,- кричит,- светлопегие.
          Отниму у вас рацион волков
          И медвежие привилегии.

 Покажу вам козью морду настоящую в лесу,
 Распишу туда-сюда по трафарету.
 Всех на роги намотаю и по кочкам разнесу,
 И ославлю по всему по белу свету.

         Не один из вас будет землю жрать,
         Все подохнете без прощения.
         Отпускать грехи кому - уж это мне решать
         Это я, козел отпущения.

 В заповеднике, вот в каком забыл,
 Правит бал козел не по-прежнему,
 Он с волками жил и по-волчьи выл,
 И орет теперь по-медвежьему.

          А козлятушки-ребятки засучили рукава
          И пошли шерстить волчишек в пух и клочья.
          А чего теперь стесняться, если их глава
          От лесного льва имеет полномочья.

 Ощутил он вдруг остроту рогов
 И козлиное вдохновение.
 Россомах и лис, медведей, волков
 Превратил в козлов отпущения.


     Песня сплавщика
     ---------------

 На реке ль, на озере
 Работал на бульдозере,
 Весь в комбинезоне и в пыли.
 Вкалывал я до зари,
 Считал, что черви - козыри,
 Из грунта выколачивал рубли.

          И не судьба меня манила,
          И не золотая жила,
          А упорная моя кость
          И природная моя злость.

 Ты мне не подставь щеки,
 Не ангелы мы - сплавщики,
 Неизвестны заповеди нам.
 Будь ты хоть сам бог-Аллах,
 Зато я знаю толк в стволах
 И весело хожу по штабелям.

          И не судьба меня манила,
          И не золотая жила,
          А упорная моя кость
          И природная моя злость.


        Про нечисть.
        -----------

 В заповедных и дремучих,
 Страшных муромских лесах
 Всяка нечисть бродит тучей
 И в проезжих сеет страх,
 Воет воем, что твои упокойники,
 Если есть там соловьи, то разбойники.
 Страшно, аж жуть!

           В заколдованных болотах
           Там кикиморы живут,
           Защекочут до икоты
           И на дно уволокут.
           Будь ты пеший, будь ты конный - заграбастают,
           А уж лешие - так по лесу и шастают.
           Страшно, аж жуть!

 А мужик, купец иль воин
 Попадал в дремучий лес
 Кто - зачем, кто - с перепою,
 А кто - сдуру в чащу лез.
 По причине пропадали, без причины ли -
 Только всех их и видали: словно сгинули.
 Страшно, аж жуть!

          Из заморского, из леса
          Где и вовсе сущий ад,
          Где такие злые бесы,
          Чуть друг друга не едят,
          Чтоб творить им совместное зло потом,
          Поделиться приехали опытом.
          Страшно, аж жуть.

 Соловей-разбойник главный
 Им устроил буйный пир,
 А от них был змей трехглавый
 И слуга его вампир.
 Пили зелье в черепах, ели бульники,
 Танцевали на гробах, богохульники.
 Страшно, аж жуть!

          Змей Горыныч влез на дерево,
          Ну раскачивать его:
          Выводи, разбойник, девок,
          Пусть покажут кой-чего,
          Пусть нам лешие попляшут, попоют,
          А не то, я, матерь вашу, всех сгною.
          Страшно, аж жуть!

 Соловей-разбойник тоже
 Был не только лыком шит.
 Гикнул, свистнул, крикнул:- рожа!
 Гад заморский, паразит!
 Убирайся без боя, уматывай
 И вампира с собою прихватывай.
 Страшно, аж жуть!

          Все взревели, как медведи:
          Натерпелись! Сколько лет!
          Ведьмы мы или не ведьмы?
          Патриоты или нет?
          Налил бельмы, ишь ты, клещ, отоварился
          А еще на наших женщин позарился.
          Страшно, аж жуть!

 А теперь седые люди
 Помнят прежние дела:
 Билась нечисть груди в груди
 И друг друга извела,
 Прекратилось навек безобразие,
 Ходит в лес человек безбоязненно,
 И не страшно ничуть!


Тосты

Стихи поэтов

Биография
А.С. ПУШКИН

Поиск

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz















  • Powered by M@X © 2009 - 2015 Хостинг от uCoz